Говард Картер

Те, кто знают имя Говарда Картера, обычно ассоциируют его с открытием гробницы фараона Небхеперуре Тутанхамона. Найденные тогда артефакты оказались ключами к археологической головоломке, а благодаря их стоимости и богатству а также работе средств массовой информации имя «Тутанхамон» сегодня знают все. Картер, открыв знаменитое захоронение Тутанхамона , занял достойное место среди великих археологов. Однако немногие знают о нем что-либо еще.

Говард Картер родился в 1874 году в провинциальном городе Суаффэм в Норфолке, Англия. Его отец, Сэмюэл Картер, будучи художником, учил сына основам рисования карандашом и красками. И хотя у Говарда развились навыки и способности выше среднего, он не имел ни малейшего желания продолжать семейное дело, рисуя портреты семей и питомцев местных норфолкских землевладельцев.

Молодой Говард Картер

В октябре 1891 года,  Картер отплыл в Александрию, отправившись в первое путешествие за пределы Англии. Его первым проектом было кладбище правителей Среднего Египта в Бени-Хассане, относящееся ко второму тысячелетию до нашей эры; заданием Картера было перерисовать надписи со стен гробниц. В то время он был усердным работником – с огромным энтузиазмом он работал бы весь день, а потом спал с летучими мышами прямо в склепе. Некоторое время спустя ему предложил работу Уильям Флиндерс Петри, энергичный полевой директор и один из самых заслуживающих доверия археологов того времени. Петри думал, что Картер никогда не добьется хороших результатов в раскопках, но последний доказал обратное, сделав несколько важных находок на участке Эль Амарна. Под требовательным руководством Петри, Картер стал археологом, в то же время сохранив навыки художника. Он сделал эскизы множества необычных предметов материальной культуры, найденных в Эль Амарне. Картер был назначен главным художником Египетского Исследовательского Фонда на раскопках Деир Эль Бахри, Джесер Джесеру царицы Хатшепсут. Полученный опыт позволил ему усовершенствовать навыки художника, развить технику реставратора, а также тренироваться в раскопках.

Когда Картеру было 25 лет, его тяжелая работа была вознаграждена, когда директор Египетской Службы Древностей, Гастон Масперо, предложил ему в 1899 году место главного инспектора памятников Верхнего Египта. В обязанности Картера входили контроль и наблюдение за археологическими работами в долине Нила. В Египетской Службе Древностей Картер работал до неприятного инцидента между египетскими охранниками участка и французскими туристами. Когда туристы стали с бранью избивать охранников, Картер разрешил последним защищаться. Взбешенные туристы пошли по высоким инстанциям, включая лорда Кромера, английского консула в Египте, требуя, чтобы Картер принес официальные извинения. Картер отказался, сославшись на то, что по его мнению он принял правильное решение.

Теодор М. Девис

Примерно в это же время в Египте появляется «медный король» Теодор Девис (1837—1915). Он увлекся египтологией и по совету некоторых видных ученых добился концессии на право монопольных раскопок в Долине царей. Все обнаруженные им предметы, согласно договору, должны были остаться в Египте. При всей своей самоуверенности — а этим свойством, по воспоминаниям людей, его знавших, природа его не обделила — Девис прекрасно понимал, что руководить работой должны специалисты, которых — следует отдать ему должное — он щедро финансировал.

«Экспедиция Теодора Девиса в Долине царей» — под таким заголовком выходили в свет роскошно издаваемые им отчеты — работала с 1903 по 1912 г. Ее, последовательно сменяя друг друга, возглавляли знающие, опытные и талантливые археологи — Говард Картер, Артур Вейгалл, Эдвард Айртон, которым неизменно сопутствовал успех. В 1903 г. Г. Картер натолкнулся на гробницу Тутмоса IV. Она, правда, была не завершена, но стены двух камер покрывали фрески, изображающие различных богов. Боевая колесница, отделанная великолепными рельефа-ми, а также различные предметы погребального инвентаря, обнаруженные в ней, вполне оправдали затраченные усилия и средства. Последующие годы ознаменовались еще более значительными открытиями. Из них особенно примечательны два: расположенная в не исследованном до того участке Долины между гробницами Рамсеса III и Рамсеса XI гробница родителей царицы Тии — Иуйи и Туйи, занимавших высокие посты при дворе Аменхотепа III, и склеп, вернее, тайник самой царицы. В первой из них, вскрытой в феврале 1905 г., находились наилучшие из всех до того найденных предметов мебели — кресла, ложа, а также колесница, богато изукрашенная золотом. Хотя здесь побывали вездесущие грабители, множество ценных изделий и великолепных произведений прикладного искусства еще осталось на месте. Превосходно сохранились и мумии Иуйи и Туйи, хотя воры вытащили их из саркофагов и, сорвав погребальные пелены, похитили все украшения и драгоценности. Через два года после того, как Артур Вейгалл нашел эту гробницу, в 1907 г. Айртон откопал грубо высеченный в скале тайник — камеру, в которую после восстановления культа Амона тайно снесли останки членов семьи Эхнатона, чтобы уберечь их от мести приверженцев старой религии. Это случилось, очевидно, при Тутанхамоне или Эйе, связанных узами родства с царем-еретиком, скорее при первом из них, потому что найденные здесь печати были с его именем. Видимо, работа велась с соблюдением самых строгих мер предосторожности, потому что, судя по всему, никто не знал о тайнике и всё, даже золото, уцелело. Но многое, очень многое из обнаруженного здесь вот уже почти седьмое десятилетие заставляет ученых ломать голову над установлением истины и служит предметом спора, который они ведут на страницах своих трудов. Надписи на сосудах, шкатулках, инструментах и других предметах говорят о том, что драгоценности принадлежали царице Тии, иногда супругу ее Аменхотепу III, ее же был и большой катафалк, на котором тело доставили в место последнего упокоения. В этом нет никакого сомнения, ибо текст на нем гласит, что сделан он для «матери царя, великой жены царя — Тии». Но кто покоился в великолепном, богато орнаментированном, позолоченном и инкрустированном антропоидном саркофаге, к сожалению сильно пострадавшем от времени и просочившейся воды. Упавший с потолка камень повредил не Только саркофаг, но и саму мумию От нее оста лись толькоразрозненные кости и обрывки кожи. Анатомы расходились в определении (и неоднократно меняли его), кому принадлежат останки — мужчине или женщине. Но сколь ни близки были по времени и связям  с Тутанхамоном  эти открытия экспедиции Т. Девиса, их намного превзошли другие ее находки.

Зимой 1906 г. внимание  Девиса «по таинственным причинам», как пишет он сам, привлекла большая скала. Он Попросил Айртона осмотреть ее повнимательнее. И действительно, интуиция его не обманула. У самого подножия скалы, в небольшом углублении, лежал превосходный кубок из голубого фаянса с начертанным на нем тронным именем Тутанхамона — «Прекрасный бог Небхепрура, которому дана жизнь».

Фаянсовый кубок с тронным именем Тутанхамона "Небхеперуре"

В следующем, 1907 г, когда был найден склеп с предполагаемыми останками Сменхкара, к северу от гробницы Хоремхеба, фараона, сменившего на престоле Эйе,  — Гарольд Джонс, один из помощников Девиса, на глубине примерно 7,5 м раскопал камеру, почти доверху заполненную высохшей глиной, некогда занесенной сюда просочившейся водой В ней находился поломанный ларец, в котором лежали золотые лепестки с оттиснутыми на них именами Тутанхатона, Анхесенпаатон и Эйе (последнее без титулов). Под слоем глины лежала алебастровая статуэтка. Через несколько дней после этого археологи натолкнулись поблизости на выдолбленное в скале углубление, в котором были запрятаны большие глиняные сосуды простой работы, содержащие всякий мусор, оставшийся, очевидно, после похорон Тутанхамона: гирлянды листьев и цветов, мешочки с порошкообразной массой, обрывки льняных бинтов, черепки. Поверх сломанной крышки одного из этих кувшинов был намотан обрывок ткани. На нем значилось имя Тутанхамона. По совокупности всех обнаруженных предметов Девис решил, что найдена разграбленная еще в древности гробница Тутанхамона. Заключение это следовало признать поспешным и неосмотрительным. Камера была слишком мала, чтобы служить местом погребения фараона XVIII династии.

Говард Картер

Что касается содержимого сосудов, то после беглого осмотра Девис отправил сосуды на склад экспедиции, так как не усмотрел в них решительно ничего интересного. Только через некоторое время они привлекли внимание американского археолога, сотрудника «Метрополитен-музеума» Генри Уинлока. Ознакомившись с тем, что показалось Девису бесполезным хламом, он выпросил сосуды для музея и, заполучив их, тщательно изучил все, что там находилось. А были в них вещи весьма и весьма примечательные: глиняные печати, одни — царского некрополя, другие — с именем Тутанхамона, фрагменты художественных ваз, венки, которыми украшали себя плакальщицы на похоронах (как видно на фресках), куски ткани (на одном из них имеется самая поздняя из всех известных нам дат правления этого фараона) и всякие иные предметы, оставшиеся от его погребения. Связанные с сакральными действиями, они, видимо, не подлежали уничтожению. Поэтому их бережно захоронили.

В 1912 г. Т. Девис издал последний из пяти томов отчета о финансированных им раскопках в Долине Царей. Он был посвящен описанию находок в гробнице Хоремхеба и в камере, принятой им за гробницу Тутанхамона. В предисловии к этой книге Девис писал: «Я опасаюсь, что Долина царей теперь исчерпана». С ним согласился и Гастон Масперо, который продолжал возглавлять Службу древностей Египта. Иного мнения был Картер.

Самоуверенный Девис, найдя или обследовав 26 гробниц в Долине Царей утверждал, что больше никого и ничего там найти будет невозможно, и, даже не смотря на найденые последними в тайнике погребальные сосуды с упоминанием имени Небхеперуре Тутанхамона, отказывается от дальнейших исследований и покидает Египет.

Картер расчищает один из гробов Тутанхамона

В 1905 году Картер ушел с официальной службы. После этого у него начинается сложный период, когда он вынужден был зарабатывать на жизнь, продавая акварели, а иногда – работая туристическим гидом. Это продолжалось три года. В 1908 году Картер был представлен Гастоном Масперо пятому лорду Карнарвону. Их сотрудничество становится  удачным,  Карнарвон практически слепо принял веру Картера в то, что Тутанхамон еще покоится в своей гробнице. Картер стал контролером раскопок, спонсируемых Карнарвоном в Фивах.  К 1914 году он уже нашел множество различных доказательств его существования, систематически исследуя всю Долину Царей, пытаясь отыскать захоронение, но сезон за сезоном находил всего лишь небольшое количество древних предметов. Так же безуспешно завершились раскопки зимы 1921/22 г. Летом 1922 г. лорд Карнарвон пригласил Картера в свое имение. Поблагодарив за самоотверженный труд, он сказал, что безрезультатность поисков и денежные затруднения, вызванные послевоенным кризисом, вынуждают его прекратить финансирование раскопок. Но археолог был твердо убежден, что работу ни в коем случае прекращать не следует до тех пор, пока хотя бы один участок Долины не останется неисследованным. Он изложил все доводы, побуждающие его верить, что гробница Тутанхамона все же будет найдена. Более того, Картер заявил, что если Карнарвон откажется от дальнейшей оплаты расходов, то он готов взять их на себя. Эти слова произвели впечатление; лорд призадумался. В конце концов они решили испытать счастье еще раз в раскопочную кампанию зимы 1922/23 г. Картер был уверен в результате, и работа началась 1 ноября 1922 года. Совершенно случайно одним из последних исследовался участок старых отвалов гробницы Рамсеса VI, взошедшего на трон Египта примерно через 200 лет после Тутанхамона. Поскольку Этот участок Долины был практически “выметен веником” Картер предположил, что, вероятно,  искать следует в месте под отвалами, оставшимися от строительства более поздней гробницы. Сняв остатки стен и груды камня, рабочий случайно наткнулся на ступеньку, уходящую в дно долины. Всего за три дня слой грунта был снят с верхней площадки лестницы. Примерно через три недели лестница была расчищена, и стал полностью виден оштукатуренная стена, закрывавшая вход. К 26 ноября первый блок был извлечен, обломки камня, наполняющие коридор – убраны, и второй оштукатуренный блок почти разобран на части. В 16 часов того же дня Картер проломил второй блок и совершил одно из величайших открытий 20 века, открыв гробницу Тутанхамона.  Картер писал:

Лорд Карнарвон, леди Евелин Герберт и Говард Картер у входа в гробницу Тутанхамона. (The Treasures of Tutankhamen, The Exhibition Catalogue by I E S Edwards, page 26.)

«Впечатление было грандиозное, смутное, подавляющее… ни о чем подобном мы даже не мечтали. Перед нами была комната, настоящий музейный зал… полный всевозможных предметов. Некоторые казались нам известными, другие совершенно ни на что не походили, и все они были навалены друг на друга в неисчерпаемом изобилии.

…Прежде всего справа от нас выступили из темноты три больших позолоченных ложа… Боковыми сторонами каждого ложа служили фигуры чудовищных зверей… головы [их] вырезаны с потрясающим реализмом… Затем еще дальше направо наше внимание привлекли две статуи, две черные скульптуры фараона в полный рост. В золотых передниках и золотых сандалиях, с булавами и посохами в руках, со священными уреями-хранителями на лбу, они стояли друг против друга, словно часовые.

Нетронутый узел с печатью некрополя на втором "сундуке", скрывавшем саркофаг Тутанхамона

Это были главные предметы… Между ними, вокруг них и над ними громоздилось множество других вещей: сундуки с тончайшей росписью и инкрустацией; алебастровые сосуды, некоторые с прекрасными сквозными узорами; странные черные ковчеги; из открытой дверцы одного из них выглядывала огромная золоченая змея букеты цветов или листьев; красивые резные кресла инкрустированный золотом трон; целая гора любопытных белых футляров овальной формы; трости и посохи всевозможных форм и рисунков. Прямо перед нашими глазами на самом пороге комнаты стоял великолепный кубок в форме цветка лотоса из полупрозрачного алебастра. Слева виднелось нагромождение перевернутых колесниц, сверкающих золотом и инкрустациями, а за ними — еще одна статуя фараона».

Чтобы описать все находки потребовался не один десяток каталогов и пять лет работы в Долине Царей. Тем временем лорд Карнарвон умирает в Каире, предположительно от заражения крови, последовавшего за комариным укусом. После этого в газетах прокатился слух о связи этой смерти и сокровищ, гипотеза о проклятии мумии взбудоражила средства массовой информации. К большому неудовольствию Картера со всего мира хлынули письма спиритов, раздающих советы и делающих предупреждения «из загробного мира».

Лорд Джордж Карнарвон

Лорд Джордж Карнарвон, финансировавший раскопки, умер 5 апреля 1923 в каирской гостинице «Континенталь» от воспаления лёгких, однако практически сразу возникли мистификации вокруг его смерти (говорилось даже о «заражении крови вследствие ранения бритвой» или «таинственного укуса москита»). В последующие годы пресса подогревала слухи о «проклятии фараонов», якобы приведшего к гибели первооткрывателей гробницы, насчитывая до 22 «жертв проклятия», 13 из которых непосредственно присутствовали при вскрытии гробницы.

Однако факты свидетельствуют о том, что доказательства «проклятия» были подогнаны для достижения газетной сенсации: абсолютное большинство участников экспедиции Картера достигли преклонного возраста, а средняя продолжительность их жизни составляет 74,4 лет. Говард Картер, непосредственно руководивший всеми работами в гробнице, казалось бы, должен был пасть первой жертвой «проклятия фараона», однако он скончался последним — в 1939 году в возрасте 65 лет, в своей постели и в силу естественных причин.

Часто, до самого конца жизни, его видели в Винтер Пэлэс Хотел в Луксоре, сидящего (по его собственному желанию) в полном одиночестве.