Древний Египет

История, наука, религия, искусство

Девять загадок царя Сети

В истории человечества часто случалось, что в памяти потомков оставались жизнь и деяния правителей, которые не смогли бы достичь небывалых высот без того, что создали их непосредственные предшественники, навсегда оставшиеся в тени. Кто сегодня не знает имени Рамсеса Великого? Колоссальные храмы Абу-Симбела, громады пилонов Луксора и все великолепие эпохи «фараона-Солнце» известны всем. Однако мало кто знает, что за всей роскошью, миром, процветанием и развитием Египта XIII в. до н.э. стояла почти позабытая фигура его отца – царя Менмаатра Сети I, десятилетие правления которого породило величие почти семи десятков лет царствования Рамсеса, во многом копировавшего отца.Если характерной чертой правления Рамсеса были монументальность и почти беспрецедентное обожествление имени царя, то время Сети I – это успешная внешняя политика без постыдных компромиссов, сложнейшая работа по преодолению раздробленности в египетском обществе и памятники высочайшего уровня, ставшие классикой древнеегипетского искусства.

Эпоха правления Сети пришлось на сложнейший период истории государства фараонов, когда страна, с трудом пережившая знаменитую религиозную реформу царя Эхнатона, пыталась вновь занять подобающее место на политической арене Ближнего Востока. Бесплодные попытки Эхнатона объявить себя единственным посредником между человечеством и Атоном – богом-прародителем царя, воплощенным в облике солнечного диска, протягивающего к земле миллионы рук-лучей, завершились не только смертью царя и его сыновей, последним из которых был знаменитый Тутанхамон, но и разделением египетской знати на две конфликтующие группы. Первая – традиционная знать города Фивы – старой столицы, пыталась добиться реставрации культов традиционных божеств Египта, восстановления храмов и возвращения своей былой беспрецедентной власти. Вторая, «воспитанная» Эхнатоном из среды свободных бедняков, именовала себя «сиротами царя», овладела невероятными богатствами и должностями и не собиралась отказываться от того, что получила благодаря царю-реформатору. Борьба сторон за власть вела к раздробленности страны, а ранняя смерть Тутанхамона и политические конфликты в годы правления его преемников – престарелого Эйе и амбициозного военачальника Хоремхеба привели к финалу некогда блистательную XVIII династию, цари которой попирали стопами берега Евфрата и Нубию и гордились храмами, которым не было равных.

Колосс Сети I из Карнака. Алебастр. Луксор, Музей египетского искусства. (с) фото - Виктор Солкин

В ситуации безвременья, когда Хоремхеб не имел сына, Египту была нужна новая царская семья, глава которой при воцарении уже имел бы наследников. Возможно, именно поэтому Карнак – главный национальный храм Амона – предвечного бога и имперского владыки, в лице своих жрецов, вновь обретших власть после крушения реформы Эхнатона, возвел на престол Парамессу – везира Хоремхеба, человека не просто опытного и имевшего уже взрослого сына Сети и даже внука – Рамсеса, но и никак не связанного родством со скомпрометировавшим себя царским домом. В жилах Парамессу текла часть крови гиксосов – кочевников с аравийского полуострова, завоевавших север долины Нила в XVII в. до н.э. и после восстановления египетского суверенитета сделавших успешную военную карьеру при дворе. Имя Парамессу было сменено на более парадное и ставшее позже знаменитым Рамсес – «Ра [бог солнца], родивший его». Так появилась новая, XIX династия и Египет Рамессидов – царей, на два века удержавших Египет от, увы, неизбежного краха.
С первых дней правления Рамсес I, процарствовавший всего два года, был номинальной фигурой на престоле: власть принадлежала его сыну Сети. Для египетского общества, традиционно очень закрытого для иноземцев, принять фигуру правящего наследника престола было нелегким делом: рожденный от брака Парамессу с египтянкой по имени Сатра, Сети даже именем своим («Тот, кто от Сетха») был связан с богом хаоса и пустыни, покровителем иноземцев, и, кроме того, как и его бог-покровитель, был рыжеволосым. Это была первая тайна будущего царя, который лишь один раз был изображен со своим настоящим цветом волос, а не в традиционном иссиня-черном парике.

После смерти Рамсеса I Сети получит престольное имя Менмаатра – «Упрочен закон Ра» и безболезненно взойдет на престол египетских фараонов, поддерживаемый как жрецами Карнака, так и военными, которые видели в молодом царе, пришедшем на смену инертным правителям, свое блестящее будущее. Колоссальное уважение, которое испытывал Сети к своему отцу, отражено в заупокойных святилищах, которые он возвел в самых значимых храмах страны. «Его советы были оплотом для сердца моего, – скажет он о Рамсесе I в тексте большой стелы из древнего Абидоса, где в память о покойном отце Сети построит святилище необычайной красоты. На его стенах, ныне выставленных в египетских залах музея Метрополитен в Нью-Йорке, Сети придаст лицам богов портретное сходство с Рамсесом I, а богиням – с лицом своей матери Сатра – царицы, которая впервые после десятилетий реформы носила высокий титул «супруги бога» – верховной жрицы Карнака.

Фрагмент батальной сцены Сети I из Карнака. (с) фото - Виктор Солкин

Сети был очень успешен. Рельефы, сохранившиеся в Карнаке, донесли до нас эхо войн первых лет его правления. Монументальные, но выполненные, при внешнем соблюдении канона, очень новаторски, фигуры царя повергают иноземцев: это хетты, сирийцы и ливийцы. Топографические списки покоренных земель выписаны тут же в овалах, каждый из которых был увенчан головой пленного воина. Особенно хороша фигура царя, поставившего одну ногу на колесницу и обернувшегося на колесницы с пленными, а также сцена, изображающая Сети на колеснице, готовящегося нанести последний удар ливийцу, голова которого захвачена царем с помощью боевого лука. Триумфальные стелы царя обнаружены в сирийском городе Бет-Шане, в тридцати километрах от Генесаретского озера, а взятие города Кадеша было делом сложнейшим.
Из военной среды происходила и супруга царя – Туйя, родившая фараону нескольких детей, среди которых особое место занимает будущий Рамсес Великий. В египетском собрании Ватикана хранится роскошный базальтовый колосс Туйи, созданный при Рамсесе и перевезенный в Рим из Фив при Калигуле. «Великая супруга царская» сжимает скипетр царицы «хетес», на ней корона-модиус, украшенный царскими кобрами-уреями, и огромный парик, из массивных прядей которого словно выглядывает миниатюрное лицо властной женщины с плотно сжатыми губами и пристальным, жестким взглядом близко поставленных, сильно удлиненных глаз. Тот факт, что абсолютное большинство памятников царицы Туйи было создано уже в эпоху правления Рамсеса II, немного приоткрывает завесу над отношениями в царском доме: Сети поразительно холодно относился к своей главной супруге, обходя ее молчанием. Не характерные для царственной четы Египта почти неприязненные отношения Сети и его супруги, откровенно демонстрировавшиеся в публичной программе официальных памятников, – вторая загадка Сети.

Войны первых лет правления Сети были необходимы не только для утверждения престижа Египта на международной арене: образ успешного воителя всегда был важной частью парадигмы власти фараонов. Преуспев на севере, в Сирии, а также, судя по нескольким стелам, обнаруженным в Судане, и на юге, Сети по сути, доказал свое право на престол. Военная страница царствования – успешная и недолговременная, была перевернута и, судя по всему, быстро забыта. Великие дела ждали Сети не на поле брани, а на родине, в Египте.

Попытка проникнуть в мировоззрение царя, правившего более трех с половиной тысячелетий тому назад, – дело крайне трудное. Однако в случае с Сети, пожалуй, есть некоторые очень важные детали, позволяющие уловить совершенно особенный, беспрецедентно глубокий интерес Сети к прошлому и духовной культуре своей страны. Чем еще иначе можно объяснить тот факт, что, например, в ограде заупокойного храма, который царь начал возводить для себя на западном берегу Нила в Фивах есть элементы, встречающиеся только в припирамидных храмах царей, правивших за двенадцать веков до Рамессидов? Или тот факт, что в декорировке этого храма встречаются красивейшие сцены, изображающие богинь, кормящих своего земного «сына» Сети грудью, которые до этого последний раз встречались в северном некрополе Саккара в припирамидном храме царя Унаса, правившего в XXIV в. до н.э? Ответов на эти и многие другие вопросы пока нет, однако за невероятным уважением царя к своим предшественникам и к ритуалу поминовения предков вообще, похоже, стояли еще и личные интересы Сети. Пытаясь возродить традиционную египетскую культуру в постреформенное время, он тщательно изучал памятники далекой эпохи великих пирамид Саккары и Гизы, реставрировал огромное количество храмов предков по всему Египту – от Мемфиса и до Фив. Впрочем, этот интерес к прошлому станет вообще характерным для Рамессидов: в конце концов, знаменитый принц Хаэмуас, верховный жрец бога Птаха в Мемфисе, который реставрировал (!) ту самую пирамиду Унаса, а также многие другие древние памятники на севере страны, гордясь этим в своих надписях, был сыном Рамсеса Великого и внуком Менмаатра Сети – продолжателем дела деда, необычайно личное отношение которого к глубинным истокам истории Египта так и остались еще одной его тайной.

Главный памятник этого царствования и, бесспорно, главное воплощение всех чаяний и идеалов Сети – это его знаменитый храм в Абидосе. Египтяне почитали это место несколько тысячелетий: здесь, по преданию, в ущелье Пега находился главный путь в иной мир, а неподалеку от ущелья – полузабытые в песке гробницы первых египетских царей. Холмистая местность, названная арабами Умм эль-Кааб – «мать горшков», была буквально засыпана красными черепками от сосудов, в которых многие поколения людей приносили сюда приношения своим умершим. Здесь же находился и главный храм Осириса – владыки иного мира и бога, который первым победил смерть.

Не посетить заупокойный храм Сети, который он построил неподалеку от великих святынь, ближе к кромке обрабатываемых земель, – значит не увидеть настоящий Египет. Да, здесь нет грандиозных пилонов и дворов Луксора, но низкие, темные пространства храма, который в древности назывался «Сердце умиротворено в Абидосе», покрыты тысячами квадратных метров самых красивых рельефов, равных которым в Египте нет. Объемные, изысканные изображения ритуалов, даров, таинств, божеств – прекрасно сохранили свой изначальный цвет: в храме до сих пор есть подлинная крыша, спасшая древние краски; там, где крыша рухнула, ее восстановили в 1950-е годы.
Храм до сих пор хранит свои загадки. В нем есть глухие камеры со столбами, в которые нет входа, и которые были найдены только тогда, когда была утрачена часть крыши. Под его полами находили человеческие погребения и горшки с истлевшими свитками папируса, тексты которых, увы, уже невозможно было прочитать. Последние жрецы, уходившие отсюда с наступлением христианства, замуровали каменными блоками проходы в самые внутренние, потаенные помещения, где некогда хранились культовые статуи богов; только поэтому многие уникальные изображение здесь сохранились так, что кажется, будто бы древний художник завершил их только вчера. Среди местных жителей о храме Сети ходит множество легенд и преданий, которые никак не увязываются с официальным египетским исламом наших дней.

Абидос. Рельефы святилища Осириса в храме Сети I. (с) фото - Виктор Солкин.

Главная идея святилища заключена в том, что величайшие боги Египта – Амон, Птах, Ра-Хорахте и вместе с ними сам царь Сети прибывают в паломничество в Абидос, к Осирису, его супруге Исиде и сыну – сокологоловому Хору. Всем им посвящены семь святилищ храма. Только из одного святилища, где отправлялся культ Осириса, есть тайный проход в самые глубинные части здания. Мы, вероятно, так и не узнали бы, для чего архитектор, а возможно, и сам Сети I, реализовали столь сложный проект, если бы ни один-единственный свиток папируса, сегодня хранящийся в Лондоне, в Британском музее, который подробно описывает ритуал… вызывания духов предков, для которого и предназначались внутренние камеры храма Сети I. Ритуал призван посредством магических действий вновь открыть «врата неба», чтобы духи праведных предков явились во тьме храма, получили свои жертвоприношения и в обмен даровали потомкам, живущим на земле, благополучие. Фигура самого царя Сети становится в ритуале посредником, «истинным сыном богов», воссоединяющим миры и поколения людей.

Абидос. Интерьер внутреннего святилища Осириса в храме Сети I. (с) фото - Виктор Солкин

В ноябре-декабре, рубеж которых приблизительно соотносится с древнеегипетским месяцем Хойяк, священным для культа Осириса, солнце проходит ровно по оси храма; когда оно начинает опускаться на запад, весь храм бывает пронизан пучками его лучей, проходящими сквозь специальные световые люки, сделанные в проемах между святилищами. Даже сегодня, когда отклонение земной оси от того положения, которое было во II тыс. до н.э., значительно, этот поразительный эффект, который почти невозможно описать словами, сохраняется.
Однако главные две загадки Сети, воплощенные в абидосском святилище, это не ритуал, обращенный к мертвым ради живых. Первая загадка – это источник, на основании которого в одной из галерей храма, был создан перечень царей-предков: на стенах запечатлено 76 имен великих правителей, начиная от Менеса, первого царя Египта, и завершая самим строителем храма. Конечно, в этом списке нет ни царей-реформаторов, ни фараонов-женщин, несколько раз появлявшихся на египетском престоле. Это идеальный перечень легитимных царей, наследником которых становятся сам Сети и его наследный сын Рамсес, изображенные тут же читающими имена предков с папирусного свитка. Так называемый «Абидосский царский список» – это один из важнейших документов, позволяющих выстроить хронологию правлений египетских царей, и, в свою очередь, документ, созданный на основе утраченных ныне архивных документов египетских храмов.
Вторая загадка еще более поразительная. В 1909 году Маргарет Мюррей – одна из первых британских женщин-археологов, обнаружила в пустыне, прямо за храмом Сети, гигантские подземные структуры, занесенные песком и щебнем. Это был легендарный Осирийон – подземный остров, окруженный водой и гранитными столбами. Именно здесь по легенде Исида захоронила голову самого Осириса. В древности, Осирийон имел крышу из гранитных плит в форме крышки саркофага, поверх которой был насыпан массивный холм, на котором росли ивы – священные деревья Осириса. О холме и деревьях Осирийона упоминает Страбон, а также тексты многочисленных стел частных лиц, говорящие о «Владыке, спящем под холмом…» в Абидосе. Сегодня гранитное подземелье с многотонными столбами открыто солнечным лучам и затоплено зелеными, илистыми водами.

Абидос. Центральный зал Осирийона, затопленный водой. (с) фото - Виктор Солкин

Вход в главное, скрытое ото всех посторонних глаз помещение Осирийона, находится в восточной стене зала-острова: небольшая дверь, вырубленная в массивном камне, ведет в длинный сводчатый «Зал саркофага», на потолке которого объемным, чрезвычайно деликатным и красивым рельефом вырезаны тексты и иллюстрации к важнейшим астрономическим текстам Древнего Египта, записанным здесь впервые. Гигантские уста богини неба Нут, вырезанные на потолке зала, поглощают солнечный диск на закате; из ее лона диск появляется в облике скарабея на заре; огромная фигура Шу – бога воздуха, поддерживает мать-небо на высоте, а все пространство вокруг нее и дальше на своде зала занимают бесчисленные тексты, повествующие «о жизни и движении звезд», а также о праведных душах предков, обитающих по ту сторону неба, в таинственном пространстве Наунет – неба загробного мира. Какая святыня находилась в этом потайном зале – так и осталось еще одной загадкой царя Сети.

Абидос. Тайная камера Осирийона. (с) фото - Виктор Солкин.

Вода Осирийона питается местными источниками и подземным каналом, связывающим Осирийон с Нилом. Подземная гробница Осириса была частью грандиозной и невероятной религиозной идеи, которую царь-мистик, пытавшийся возродить религиозные доктрины своей страны, воплотил в Абидосе. Скорее всего, это сооружение не уникально: разведка, проведенная в 2008 году египетскими археологами близ расположенного неподалеку заупокойного храма Рамсеса II, показала, что за ним также находится массивная подземная структура с гигантскими монолитными столбами. Учитывая, как часто Рамсес копировал деяния и стиль памятников своего великого отца, – неудивительно.

Храм в Абидосе располагал огромными богатствами, отписанными ему царем по всему Египту. В тексте стелы из Наури, высеченной в скалах неподалеку от III порога Нила на территории современного Судана, Сети перечисляет бесчисленные льготы и имущество храма, не скупясь на наказания для тех, кто посягнет на его любимое детище. На тех, кто будет противиться царской воле, Сети призывает проклятия и грозит преступнику тем, что «Осирис Хентиамениу, владыка людей и владыка всего сущего, будет преследовать его жену и детей, чтобы покарать его имя, чтобы уничтожить его душу, чтобы не дать его телу успокоиться в некрополе».

Капители колонн центрального нефа гипостиля Карнакского храма. (с) фото - Виктор Солкин

Если храм в Абидосе был выражением личного религиозного благочестия царя, то храм в Карнаке, в Фивах, являвшийся главным государственным святилищем того времени, стал местом его исторического вклада: все египетские цари, начиная с XX в. до н.э., сооружали здесь пилоны, колоннады и обелиски, жертвуя их богу Амону, и создавая, по сути, историю своей страны, запечатленную в камне. Еще при Тутанхамоне здесь был задуман грандиозный проект, большая часть реализации которого легла на плечи Сети: огромный гипостильный зал, 144 колонны которого, выполненные в форме закрытых стеблей папируса и его раскрытых метелок воспроизводили легендарные предвечные болота Ах-Бит, где когда-то в изначальные времена родилось солнце, по египетским представлениям – зримый лик предвечного божества и его душа. Этот зал имеет 103 метра в ширину и 52 метра в глубину; колонны центрального прохода-нефа, те, что выполнены в виде распустившихся папирусов, имеют высоту около 20 метров. Стволы колонн были покрыты великолепными рельефами общей площадью более 24 тысяч квадратных метров, расписаны и отделаны листами чистого золота. «Сети I, он воздвиг это для отца своего, Амона-Ра, господина Фив, построив для него великий и прекрасный храм из песчаника великолепного, – говорится в посвятительной надписи. – Сказано Амоном-Ра, царем богов: «О сын мой, от плоти моей, возлюбленный, Владыка Обеих земель, Менмаатра, рожденный Ра. Как прекрасно то, что сделано тобой! Ты вновь возрадовал Дом мой»… Вот – создатель памятников с любящим сердцем в Доме Отца своего, Амона». Полностью декорировка гипостильного зала была завершена уже при Рамсесе II, однако лучшие его рельефы, на которых царь предстает перед Амоном и божествами его свиты, проходит через ритуалы коронации и принимает участие в важнейших религиозных празднествах Фив, были сделаны, конечно же, при Сети. Русский путешественник Авраам Норов, участник войны 1812 года и страстный коллекционер древностей, посетивший Египет в 1830-х годах, несмотря на буйствовавшую в то время на берегах Нила чуму, восхищался гипостилем Карнака, его «необъятным множеством столпов, которых создание превышает силы народа, самого могущественного… Все виденные вами досель здания, хотя б вы обтекли весь земной шар, игрушки перед тим столпотворением! Этот лес колонн, величины невообразимой и где же? Внутри здания, повергает вас в глубокую задумчивость о зодчих». Нам хорошо известны имена этих мастеров – современник Тутанхамона Майя и его преемники, продолжившие работы при Сети I: Иупа, Хатиаи, Дидиа.

Широкое храмовое строительство, начатое при Сети I, требовало значительных средств и, прежде всего, золота. Повышая золотодобычу, Сети стал единственным из египетских царей, который лично посетил страшные золотые рудники Восточной пустыни, неподалеку от Вади Мийа (около 5 км на восток от современного города Эдфу). Пройдя по тяжелой пустынной дороге, на которой сотнями умирали люди – в основном, преступники, приговоренные к работам, царь распорядился создать там систему колодцев с качественной питьевой водой, а также заложил скальный храм Канаис, посвященный Амону-Мину – покровителю странников. Вероятно, именно этот храм и рудники изображены на знаменитой карте на папирусе, одной из древнейших в мире, хранящейся в Туринском музее. История о том, как царь побывал на рудниках, сохранилась в тексте, вырезанном на стене храма Канаис:
«Год 9-й, третий месяц лета, день 20. Вот в этот день Его Величество пересек пустыни справа от гор. В желании его было увидеть копи, что дают золото. Когда Его Величество миновал большой путь, он остановился для отдыха в пути поразмышлять. Затем он сказал: «Как тяжела эта дорога безводная! Что станет со странниками, кто поможет их высохшему горлу? Кто утолит их жажду? Ведь вода так далеко, а пустыня безлюдна – горе человеку, жаждущему в пустыне! Как я могу позаботиться о них, о продлении их жизни?»… Затем Его Величество взвесил это в мыслях своих, он разведал пустыню, выискивая низменность, чтобы вырыть шахту; бог руководил им, ибо он исполняет желания им любимых. Строителям было приказано вырубить шахту среди гор, дабы охладить сердца жаждущих, опаленные летней жарой. И вот это место было воздвигнуто в великом имени Менмаатра, и было наполнено водой прекрасной, подобно разливу Нила в Асуане… Затем Его Величество приказал смотрителю царских работ… и вот был сооружен в этой горе храм богам: Амону, Ра, Птаху, Осирису… После того, как храм был завершен и его надписи вырезаны, Его Величество восхвалил своих отцов, всех богов…»

Сети I, обожествленный в облике Осириса, в сонме божеств: Амона и Мут (слева), Птаха и Сехмет (справа). Рельеф из заупокойного храма царя в Курне. (с) фото - Виктор Солкин.

Абидос, Карнак, храм в Курне, отдельные фрагменты многих других святилищ в долине Нила, грандиозные обелиски в Гелиополе, самый внушительный из которых, высотой чуть более 23 метров, украшает ныне площадь Piazza del Popolo в Риме, роскошный летний дворец в восточной Дельте Нила, – и все это за десять лет! Мы вряд ли узнаем, по какой причине Сети I скончался в самом расцвете сил: эту тайну он унес с собой в невероятную по свой роскоши, хотя и незавершенную гробницу в Долине царей, которая считается самой красивой усыпальницей фиванского некрополя. Медицинские исследования прекрасно сохранившейся мумии фараона так и не установили причину его смерти. Мумия царя Сети, одна из самых сохранных в залах царских мумий Египетского музея в Каире, поражает благородством облика и почти полностью сохранившимися чертами лица, так близко напоминающими лучшие его скульптурные портреты из Абидоса.

Голова мумии Сети I. Каир, Египетскйи музей (с) фото - SCA

Находка мумии Сети I –связана с историей о знаменитом «Царском тайнике» фиванского некрополя, который нашли братья Абд эль-Рассул – грабители гробниц.. В конце XIX век глава Службы древностей Египта Гастон Масперо, увидел на черном рынке предметы с царскими именами и понял, что тайно открыто новое захоронение фараонов. В Луксор им был послан тайный агент. Войдя в доверие к грабителям, агент, известный как «месье Мусташ», выяснил, откуда происходят раритеты. Сотрудник Службы древностей Эмиль Бругш первым из европейцев спустился в подземелье 6 июля 1881 года: «И вот мы уже пробирались, – писал он, – через ларцы с фаянсовыми погребальными приношениями, металлическими и алебастровыми сосудами, пеленами и различными мелочами, пока наконец не добрались до поворота коридора; в глаза бросились саркофаги, в таком количестве, что я был просто потрясен. Собравшись с чувствами, я обследовал их так тщательно, как мог это сделать при свете моего факела, и сразу же увидел, что в них покоятся царственные персоны… Саркофаги стояли здесь, прислоненные к стенам, лежали на полу; среди них было много гробов совершенно невероятных размеров и веса. Их золотое покрытие и отполированные поверхности так ясно отражали мое взволнованное лицо, что казалось, будто бы я глядел в лица своих собственных предков… Я не был уверен, был это сон или явь. Взглянув на один из саркофагов, я прочел на крышке имя Сети I, отца Рамсеса II. В нескольких шагах от него с руками, сложенными на груди, в скромном саркофаге покоился сам Рамсес II».

Погребальная камера гробницы Сети I в Долине царей. (с) фото - SCA

Царскую гробницу обнаружил 16 октября 1817 года Джованни Батиста Бельцони – итальянский авантюрист и искатель древностей, поставлявший находки британскому консулу в Египте Генри Солту. Все стены этой протяженной гробницы, самой впечатляющей в Долине царей, покрыты объемными полихромными рельефами, художественный уровень которых сложно переоценить. Коридор за коридором, стены камер, лестничных пролетов и проходов повествуют о потустороннем плавании солнечного божества и его спутников, среди которых – сам Сети, сквозь Дуат, изображают царя подносящим богам бесчисленные приношения и получающим от них вечную жизнь, процветание, трансформацию и победу над смертью. Пространство потолка погребальной камеры гробницы, покрытого насыщенным синим пигментом, занято изображениями важнейших созвездий северной части неба, среди которых особенно выделяется Исида Хесамут – грозная бегемотица, воплощающая собой Тубан – полярную звезду древнего мира. Здесь же представлено шествие духов звезд – бессмертных предков царя, вместе с которыми плывут по небесам в своих золотых ладьях Сах – Орион и Сепедет – Сириус – гаранты победы души царя Сети над смертью.

Увы, гробница, которую Бельцони нашел в почти первозданном облике, сильно пострадала от рук первооткрывателя: для того, чтобы сделать выставку, посвященную находке в Лондоне, в выставочном зале на Пиккадилли, он снял слепки с наиболее красивых рельефов с помощью пластов горячего парафина. Значительная часть яркого минерального по своему составу пигмента сошла со стен гробницы и осталась в матрицах.

Богиня Нут. Рельеф на дне алебастрового саркофага Сети I. (с) фото - Лондон, Музей Джона Соуна.

Великолепный алебастровый саркофаг Сети, покрытый рельефными изображениями духов ночи, заполненными синей стеклянной пастой и обнаруженный Бельцони открытым в центре погребальной камеры, также был выставлен в Лондоне. Цена саркофага была столь велика, что его не смог приобрести Британский музей, и он в итоге отказался в частном лондонском музее сэра Джона Соуна, где находится и по сей день. Увы, позже гробница пострадала и от других «научных» экспедиций: потрясающие рельефы, грубо вырубленные из ее стен, хранятся в настоящее время в музеях Парижа, Лондона, Берлина и Флоренции .

Еще одна загадка таилась там же, где Бельцони нашел его саркофаг: из пола погребальной камеры вглубь скального грунта шел длинный узкий проход, который не имел аналога в других гробницах Долины царей и был еще в древности засыпан грунтом. Предание о «сокровищах Сети», которое многие века жило среди жителей деревень, окружающих фиванский некрополь, не давало покоя многим. В 1960-х попытку открыть туннель предпринял местный житель Али Абд-эль-Рассул, потомок знаменитого рода грабителей гробниц из Курны, скопивший необходимую сумму и уговоривший Службу древностей Египта дать ему разрешение на работы. Раскопки велись в тяжелейших условиях и вскоре были приостановлены: рабочим просто не хватало воздуха в глубине туннеля, уходящего вниз на 136 метров. Однако, идея открыть последнюю тайну Сети не покидала умы и новая попытка была предпринята в 2010 году группой египетских археологов. На отметке 174 метра туннель прервался. В толще скалыбыли найдены очертания незавершенного дверного проема с краткой скорописной надписью: «сделать дверной косяк выше и расширить проход». Эта письменная инструкция, скорее всего, была оставлена рабочим, вырезавшим туннель, архитектором гробницы. Последняя ступень лестницы никогда не была завершена, туннель обрывается на этом месте. Многочисленные гипотезы о тайной погребальной камере в гробнице оказались ложными, а истинное предназначение незавершённого туннеля так и осталось неразгаданной загадкой царя Сети.

Своему сыну Рамсесу, которого история назвала Великим, Менмаатра Сети I оставил новый Египет: победы в Азии и на юге, в Нубии, уникальные, потаенные святыни и попытку примирить враждующие «партии» египетского общества. Две главные жены Рамсеса, которых отец избрал ему, согласно сохранившимся текстам, задолго до воцарения, происходили из противоборствующих семей. Этот политический брак, судя по всему, был последней надеждой и загадкой царя, пытавшегося всеми силами спасти и возродить Египет.

(с) текст – Виктор Солкин, 2011  [info]victorsolkin 

Авторская, полная версия статьи, опубликованной в сентябрьском номере журнала “Вокруг света” под названием “Фараон – победитель хаоса”