География Древнего Египта

Композитная карта NASA долины Нила

Почвенные и климатические условия оказали глубокое влияние на цивилизацию Древнего Египта. Сегодня на карте видно, что большую часть страны занимает пустыня; однако Дельта, долина Нила и отдаленные оазисы в Западной пустыне плодородны. В период палеолита, ок. 5000 г. до н.э. Дельта и долина Нила были практически непригодны для жилья. В результате ежегодных разливов все земли в долине оказывались на три месяца под водой, а в остальное время их покрывала густая растительность — идеальная среда обитания для диких животных. Большую часть северной низменной части Дельты занимали заросшие папирусом болота. В этот период первые поселенцы обосновались на горных отрогах и охотились на обильную дичь. Однако со временем климат становлся все суше, и растительность в долине постепенно менялась. Кода спадала вода, люди могли спускаться в долину и осваивать постепенно землю, вести оседлый образ жизни, постепенно превращаясь из охотников и собирателей в земледельцев и скотоводов. Именно в этот период появляются зачатки космогонии, религиозных верований и ритуалов. Люди осознавали влияние окружающего мира и природных стихий на повседневную жизнь. Специфический ландшафт и климат, уникальный сезонный ритм реки — все это не могло не повлиять на развитие цивилизации. Весь окружающий ландшафт — плодородная черная земля и пустыня — явля собой такой же резкий контраст, как жизнь и смерть. Регулярно разливающийся Нил приносил с собой плодородный ил, удобрявший землю, составлявшую, наверное, главное богатство Египта. Регулярность и полноводность разливов так же сформировали определенную религиозную концепцию, согласно которой все в мире подчинено порядку и должно находиться в равновесии. В исторический период ответственным за вселенский порядок и гармонию (Маат) был царь, и известен по крайней мере один случай, когда нарушение ритма реки и, как следствие, длительная засуха, привели к сильнейшим социальным потрясениям*.

Богатая черная почва Дельты и долины дала одно из названий страны — Кемет (Кем та, Та Кеми), то есть Черная Земля. Здесь, на узкой плодородной полоске земли возделывались поля, пасся скот, строились поселения и возникали гигантские города. В противоположность дающей жизнь черной земле пустыня, как бы сжимающая реку и ее долину в безжизненных объятьях, называлась Дешрет, или Красная Земля, которая считалась местом страха, смерти, хаоса. Несмотря на уникальность климата, плодородной земли было слишком мало для развивающейся цивилизации, поэтому черная земля использовалась только для земледелия и, частично, для проживания. Города разрастались, в основном, на границах плодородной земли и пустыни, и уж тем более на черной земле не было места смерти. Поэтому все некрополи, во все исторические периоды находились на краю пустыни, как на западном, так и на восточном берегах Нила.

Как и другие народы древности, египтяне считали свою страну центром созданного богом мира. Если земное пространство египтян, ограниченное пустынями, морем и нильскими порогами, поддавалось измерению, то пределы внеземного, сакрального пространства, согласно астрономическим текстам, неведомы даже богам. Греки, считавшие свой кругозор гораздо более широким, чем у египтян, недоумевали, почему жители нильской долины, известные своим вниманием к мельчайшим деталям в описании природы, в познании окружающего мира руководствовались отнюдь не рационализмом. «Вместо того, чтобы попытаться точно выяснить, откуда берет начало Нил, — пишет Я. Ассман, — египтяне удовлетворялись нелепой (с греческой точки зрения) теорией, согласно которой Нил вытекает на поверхность — и у острова Элефантина, и близ современного Старого Каира — из одного и того же места в подземном мире… Их интересовал только „египетский“ Нил, зато здесь они вдавались в такие подробности, что различали верхне- и нижнеегипетский Нил, каждый со своим особым истоком. О причинах же самого удивительного и загадочного природного явления на территории Египта — ежегодных подъемов и спадов уровня воды в Ниле — египтяне, видимо, вообще никогда не задумывались. Греков поражало, что египтяне либо удовлетворялись ответами, не выдерживавшими никакой проверки практическим опытом, либо даже не задавались вопросами, которые им, грекам, казались весьма важными. Они удивились бы еще больше, если бы узнали, какие вопросы вместо этого ставили перед собой египтяне, если бы увидели составленные ими подробнейшие топографические карты подземного мира и других столь же недоступных для человеческого познания космических областей!». В отличие от греков и римлян, египтяне и не пытались как-то особо вовлечь в процесс практического познания и анализа окружающую их действительность, считая ее познание процессом естественным; наоборот, то, что находилось за пределами земной реальности, привлекало их пристальное внимание. Впрочем, несмотря на весь греческий скепсис, отметим, что в отличие от «просвещенного» Анаксимандра, считавшего, что кеглеобразной формы земля парит в небесном пространстве, египетские мудрецы видели землю круглой. Более того, в Лейденском демотическом папирусе, содержащем текст легенды о Солнечном Оке, небесная богиня Мут говорит слова, на тысячелетия предвосхитившие все развитие античной и европейской астрономической и географической мысли: «Земли бога передо мной, как круглый мяч».

Знаменитая карта вселенной, сохранившаяся на саркофаге жреца из Саккара времени правления XXX династии, построена именно по этому принципу. Безусловно, это космографическое изображение основано на представлениях, сложившихся еще в глубочайшей древности и ставших основой для большинства египетских астрономических текстов. В центре композиции находится круглая земля. Ее пространство состоит из двух окружностей — областей. В центральном круге расположен Египет, его сорок два нома, освещенные крылатым солнечным диском, и лежащие фигуры воскресшего Осириса, символизирующего мир загробный, находящийся непосредственно рядом с земным Египтом. На «периферии» мира, во внешнем круге, в овалах начертаны наименования иноземных государств и народов. Топонимы расположены в зависимости от их географического положения поблизости от одной из двух богинь, символизирующих иментет, запад и иабтет, восток. По рукам богинь сторон света, протянутым к небесам, плывет солнечная ладья Миллионов лет. В северной части карты земли начертаны иероглифические знаки воды и «ложные двери» в иные пространства, откуда в сопровождении «открывателя путей», бога-волка Упуата появляется солнечный диск. Астрономические тексты уточняют, что «двери» загробного мира, из которого прилетают в наше пространство души умерших расположены на северо-западе и юго-востоке неба:

«Тьма кромешная, Тростники небес богов (т. е. загробный мир), — вот место, из которого пришли птицы (т.е. души Ба). Они из ее (Нут) северо-западной стороны издалека, так же как и из ее юго-восточной стороны, которая открывается в Дуат, который на ее севере. Ноги Нут на востоке, ее голова на западе».

Карта вселенной, сохранившаяся на саркофаге жреца из Саккара времени правления XXX династии — одно из редчайших свидетельств о многомерности и объемности понимания египтянами окружающего их пространства. Музей Метрополитен, Нью-Йорк. Из некрополя Саккара. Гранит. 4 в. до н. э.

Круглая земля покоится на пространстве Ка, символически выраженном двумя поднятыми руками; через землю осью проходит фигура небесной богини, поддерживающей руками звездные пространства. Обрамляет всю композицию грандиозное тело богини неба Нут, матери всех планет и созвездий, покрытое мириадами ее золотых бессмертных детей, плывущих безграничным водам пространств вселенной во главе с солнечным божеством.

Если посмотреть на Египет сверху, он напоминает собой гигантский цветок лотоса. Долина Нила с оливково-бурыми водами реки и пестрым ковром садов, пальмовых рощ и посевов — «стебель» лотоса; его «корень» — в районе Асуана, там, где Нил поражает своей могучей синевой, разбивающей красные гранитные скалы и крупный белый песок. Озеро Карун, именовавшееся в древности Меридовым и соединенное с рекой рукотворным каналом Бахр Юсуф, — «лист растения», лежащий в центре благодатного Фаюмского оазиса. В районе древнего Мемфиса, а сейчас — Каира, Нил распадается на рукава, образовывающие «цветок» — заболоченную Дельту, север которой омывает «Великая зелень» — Средиземное море.

 

Земли долины реки и сжимающие ее безводные пески пустыни образуют два вечно борющихся обиталища жизни и смерти, которые древние египтяне назвали Кемет «черная земля», плодородная почва, удобренная нильским илом, и Дешрет, «красная земля», бесконечные пески Сахары. Города и деревни располагались только в самой долине реки и, конечно же, в больших оазисах на западе — в Сиве, Бахарии, Харге.

В древности Египет делился на две части и по горизонтали: Дельту Нила называли та меху, «земля папируса», или Нижний Египет, а собственно долину реки — та шема, «земля лилии», или Верхний Египет. Пески и плодородные земли, долину и Дельту Нил соединяет в нерасторжимое единство, которое мы сегодня называем Египтом. Во все исторические периоды именно Нил был основой для объединения страны, а, кроме того, главным транспортным путем; нильский ил был залогом урожайностей полей и нив. В египетском языке для Нила не было специального названия; древние именовали его просто итеру, «река», или же итеру аа, «великая река».

Неподалеку от современного Каира, в важном стратегическом пункте, где долина и Дельта «встречаются», еще в начале III тысячелетия до н.э. первыми египетскими царями была основан город Мемфис, блистательная столица эпохи Древнего царства. Административный центр Египта времени Среднего царства, Ититауи «Объединившая Обе земли», располагался сравнительно неподалеку, у Фаюмского оазиса. Даже в Новом царстве и в Позднее время, когда столицей преимущественно были великие Фивы, область Мемфиса оставалась ключевой по своей значимости для управления страной; эта значимость выражалась даже в названиях районов города — Мехаттауи, «весы Обеих земель». Анхтауи — «Жизнь Обеих земель».

Пустыни, море и нильские пороги способствовали естественной изоляции египетского государства. За восточным, Танисским рукавом Нила находились враждебные и неспокойные Речену и Нахарина — земли Финикии и Сирии-Палестины, на протяжении многих веков бывшие объектом завоевательных походов фараонов. На юге, за первым порогом, располагалась Нубия — гористые и пустынные, населенные воинственными племенами туземцев, «земли золота» Вават, Куш и Хенетхеннефер, снабжавшие Египет не только драгоценными металлами и медью, но и восхитительным песчаником, шедшим на строительство храмов и изготовление статуй.

Большое значение египтяне придавали величайшим городам своей земли, считавшимся особенно священными. Так, видимо еще в додинастическую эпоху царские погребальные процессии посещали Саис, город владычицы Нейт, Буто, где почиталась грозная змея Уаджет и Гелиополь, город солнечного бога — важнейшие религиозные центры Дельты. Неподалеку у Пелусийского русла Нила располагался Пер-Баст, греческий Бубастис, центр почитания богини Бастет, дочери солнечного божества, священным животным которой была кошка. Наконец, у самой восточной границы Дельты в 13 в. до н.э. Рамсес Великий основал на месте древнего поселения азиатских пришельцев свою столицу Пер-Рамсес, слывшую крупным центром почитания воинственного бога Сетха и азиатских богинь Анат и Ашторет, вошедших в это время в египетский пантеон.

На юго-запад от Мемфиса, которым повелевал бог-покровитель ремесла Птах, его супруга львица Сехмет и их сын — лотосоподобный Нефертум, в древности располагались крупные города Фаюмского оазиса. Среди них выделялся Шедет, названный греческими путешественниками Крокодилополем, так как это был культовый центр бога нильской воды Себека, сына великой Нейт, рождавшей свое дитя в образе крокодила во время нильского половодья. Южнее Фаюма находились Шмун, владыкой которого был ибисоголовый бог мудрости Тот; Ассиут, центр почитания шакалоголового хранителя некрополей Анубиса и волка Упуата; Дендера, обитель небесной богини любви Хатхор; величайший город Египта Абидос — место почитания Осириса и Исиды; резиденция владыки восточной пустыни Мина — Коптос; и, наконец, блистательный Уасет, греческие Фивы, грандиозная столица Амона-Ра, его супруги Мут и их сына Хонсу.

Располагавшийся неподалеку город Эсне, крупный культовый центр бога-гончара Хнума назывался «божественный холм, вершина которого поднялась из Нуна»; в Эдфу почитался великий Хор Бехдетский, сын Солнца, защитивший его от злых сил вселенной, а в Ком Омбо — Себек и Хорур, брат Осириса. Хапи, бог Нила обитал в глубоких пещерах у первого порога Нила в Асуане, неподалеку от острова Элефантина, где в древности стояли храмы Хнума, владыки порогов, и богинь его круга — Сатет и Анукет.

Карта Египта

С юга на север несет свои воды Нил. Раз в год, в июне, в результате тропических ливней в экваториальной Африке, воды в Ниле прибывали, и начиналось знаменитое половодье. Вода стояла на полях вплоть до сентября. Сухопутное передвижение было возможным лишь по многочисленным дамбам; вниз и вверх по течению реки устремлялись сотни кораблей, ладей и маленьких лодчонок, связывавших города, обычно располагавшихся на более высоких местах. Ниломеры на острове Элефантина у Асуана и в Мемфисе фиксировали верхнюю точку уровня воды, предвещавший богатство или скудность будущего урожая: остававшийся на полях после спада воды в октябре плодородный ил был основой щедрости египетской земли. Идеальным считался разлив, во время которого вода поднималась на шестнадцать локтей, что приблизительно составляло восемь метров. Недостаточный разлив сулил египтянам голод, избыточный — угрожал городам и селам наводнением. С помощью «журавлей» шадуфов и бесчисленных каналов крестьяне поднимали воду на самые высокие земли долины и бились с пустыней за каждый клочок земли, пригодной для посева. Начало разлива обычно совпадало с Упет ренепет — новогодним праздником, провозглашавшимся при появлении звезды Сепедет — Сириуса, посвященного благой богине Исиде и считавшегося ее небесным воплощением.

Египетский календарный год был солнечным и насчитывал 365 дней. Он состоял из трех больших периодов по четыре месяца каждый. Месяц состоял из 30 суток. В конце года 5 дополнительных «эпагоменальных» суток посвящались младшим богам гелиопольской Эннеады, — Осирису, Исиде, Хоруру, Сетху и Нефтиде. Египетская традиция эпохи Птолемеев приписывает изобретение календаря, ориентированного на звезду Исиды Имхотепу, знаменитому мудрецу, создателю грандиозного пирамидного комплекса фараона Джосера в Саккара, жившему в XXVIII веке до н.э.

Во время половодья, сезона, именовавшегося ахет (месяцы Тот, Паофи, Атир, Хойак), свободные от работы крестьяне привлекались на общественные строительные работы. Когда воды Нила начинали спадать, начиналось время посева перет, «всходы», длившееся с Ноября по Февраль (месяцы Тиби, Мехир, Фаменот, Фармути). Сезон засухи шему, «урожай» (месяцы Пахонс, Паини, Эпифи, Месоре), длился с Марта по Июнь, а затем этот жизненный цикл повторялся вновь. Разлив сменялся посевом, посев урожаем, и вот — небесная Исида в высокой звездной короне из золотых перьев вновь возвещала о торжестве священных речных вод.

Каждый раз пустыня надвигается на зеленую долину. Пятьдесят дней дует с запада нестерпимый ветер хамсин: владыка песков, рыжеволосый Сетх неистовствует, обрушивая на все живое несметные полчища своих слуг, несущих смерть и запустение. Истощенная, потрескавшаяся от зноя, черная земля стонет по своему божественному благому владыке, Осирису, убитому Сетхом. В последней битве тьмы и света Хор, сын и наследник Осириса повергает силы пустыни. В глубине последней ночи старого года совершается великое таинство: под охраной всех благих сил вселенной Исида, сестра, супруга и вдова бога вкладывает силу своей предвечной любви в священное зерно. Золотое зерно, бессмертный источник жизни, погруженное в землю — соединенное из кусков тело бога. От одной единственной слезы богини в эту ночь Нил выходит из берегов, и весь Египет торжествует победу жизни. Земля, тело Осириса, возрождается молодыми зелеными всходами, в каждом из которых заключена нескончаемая божественная сила одного из сакральных циклов египетской традиции, измеряемого понятием джет — «постоянство вечности».

Подчиняясь ритму смены жизни и смерти, ставших частями единой жизни, земное пространство египтян измеряется четырьмя сторонами света. С юга на север несет свои воды Нил. На заре каждого дня на востоке небесная богиня Нут в муках рождает Солнечное божество. Выйдя через чрево Нут из Дуата, мира иного, Солнце принимает свою утреннюю форму скарабея Хепри, воплощения молодости и творческой силы. В полдень Хепри («Развивающийся») трансформируется в образ зрелого мужа Ра, для того, чтобы в вечерние часы превратиться в умудренного опытом старца Атума («Завершенный»). Золотая солнечная ладья Манеджет, прибывая к причалу запада, принимает форму Месектет, черной ночной ладьи. На ней ночная форма солнечного божества пересекает грань времен и продолжает странствие по великой реке иного мира, отражением которой является земной Нил. Побеждая в схватке символ хаоса — гигантского змея Апопа, солнечное божество восстанавливает попранные устои Маат, вселенской гармонии. Вскоре, вновь омоложенное, оно рождается на восточном горизонте неба. В самых темных глубинах миров милостивая богиня-скорпион Селкет тем временем воссоединяет из кусков тело Апопа, чтобы продолжалась борьба добра и зла, чтобы оставался неизменным вселенский цикл нехех — «бесконечность движения».

XIII в. до н.э. датируется древнейшая известная нам египетская географическая карта. Она выполнена на папирусе и хранится в собрании Египетского музея в Турине.

Вероятно, на ней изображен район Вади Мийа, золотые прииски которого снабжали драгоценным металлом важнейшие храмы страны, и, в их числе, храм Осириса в Абидосе. К счастью, несмотря на то, что карта довольно сильно повреждена, ее самая важная центральная часть сохранилась. Четыре дороги, дома поселения золотоискателей и святилище Амона окрашены в бледно-красный цвет. Более темными цветами покрыты изображения гор, а насыщенным красно-коричневым — «золотая гора», в которой находились прииски. Судя по внушительным размерам храма Амона, поселок золотодобытчиков, вероятно, был внушительным, а время эксплуатации месторождения довольно продолжительным. Видимо, различная интенсивность степени окраски той или иной горы указывала на степень ее разработанности и содержание в ней золота, пригодного для добычи и выплавки. Масштаб карты, ее небольшая площадь и обилие конкретных указаний, говорят о том, что ее следует считать детальной картой золотого месторождения, первым известным памятником такого рода в истории человечества.

Исследователи, изучавшие карту, отмечали, что писец, выполнивший ее, поместил указания о направлении к морю слева, в то время как это море может быть только Красным, а, следовательно, с нашей точки зрения должно располагать справа. Этот факт, как, впрочем, и указания многих других источников говорят о том, что в отличие от нас древние египтяне основным ориентиром при восприятии мира считали ни север, а юг. Для обозначения юга помимо традиционного ресит, использовалось и слово теп — «голова», в противоположность пехет — «концу», под которым подразумевался север, мехит. Свое пространство египтяне считали расположенным между этими основными координатами, для определения которых существовало особое выражение упет та — «рога земли». Сравнение земного пространства с быком, лежащим по оси юг север, перпендикулярно небесной корове, простирающейся с востока на запад, вообще очень характерно для египтян: «когда он стоит в Пайамуне (совр. Телль эль-Баламун), кончик хвоста его — в зарослях папируса (т.е. на севере). Один его рог покоится на западной горе, другой — на восточной. Место его отдохновения — главное русло реки».

Интересно, что это географическое восприятие мира сложилось, видимо, еще в доисторическую эпоху — в додинастических культурах умерших погребали головой на юг; этому же правилу следует поэт, сравнивая царицу Хатшепсут, правившую в 16 в. до н.э., с важнейшими частями такелажа вселенского корабля: «носовым канатом перед Верхним Египтом» и «кормовым канатом позади Нижнего Египта». Сам корабль плывет к верховьям Нила, причем его ими урет — правый борт это запад, а та ур, левый борт — восток. Таков глазами египтянина истинный порядок вещей, а потому Верхний Египет в титулатуре царя упоминается перед Нижним Египтом, а священный остров бога Хнума, великая Элефантина, лежащая ныне в руинах, именуется в гимнах «первым из городов», или же просто «началом».

Подобным же образом, в текстах правая сторона всегда связывается с западом, именет, а левая, соответственно, с востоком — иабет; любопытно, что правая сторона была первична и связывалась с благом, прочностью и истинностью, а левая, вторичная, — с ложью, слабостью и всяческими бедами. Справа от человека находятся благие люди, как то вельможа — «носитель опахала справа от царя», передающий ему, обмахивая опахалом, божественное благословение, или даже боги, как, например, в имени «Монту справа от него». Правое око предвечного бога — Ра, солнце, а левое — замещающий его Тот, или Ях — луна. В тексте папируса Эберс говорится, что все, что справа связано с жизнью, а то, что слева — со смертью. Именно на восток, дороги которого «малы и трудны» отсылает Амон грешные души, в то время как благие сущности следуют по «прекрасным путям запада», которые ведут к возрождению и вечной жизни.

В последовательности сторон света, расположенных, таким образом, по своей значимости — юг, север, запад, восток, особое место занимает хери-иб та — «центр земли», изначальный фрагмент суши, на котором когда-то бог создал вселенную.

Традиционный порядок, согласно которому мир разделяется на четыре части, ясно прослеживается в перечислении богов, человеческих рас, стран и земель, в разметке земли при строительстве сооружений; согласно этой системе восприятия мира, чтобы провозгласить воцарение нового фараона боги спешат к четырем сторонам света, и даже сам Амон, обращает к ним свой божественный взор, повергая к стопам царя, своего сына, противников и иноземцев. Каждая сторона света имела в восприятии египтян свои неотъемлемые особенности. Так, в одном птолемеевском тексте приводится следующее определение безграничности мира:

«Юг вплоть до ветра, север вплоть до но мрака, запад вплоть до (места), где заходит диск твой, восток — вплоть до (места), где он восходит».

Ветер, упомянутый для обозначения пределов юга, был северным, и саму фразу следует понимать «до тех областей, которых достигает северный ветер». Космическая тьма окружает всю вселенную, однако не следует удивляться тому, что мрак был определен как предел мира на севере; амарнская концепция определяла пределы мира тем пространством, в котором виден «свет солнечного диска», то есть так далеко, как проникает свет. Крайней точкой севера, таким образом, считалось место, где меркнет свет и начинается вечная ночь. Также о севере самого Египта часто говорили «север до границ моря», подразумевая, что граница страны проходила не по побережью Дельты, а по противоположному берегу Средиземного моря, теряющемуся в неизвестности. Для того, чтобы описать все пространство по меридиану юг — север, говорили «до пределов ветра и моря», а пространство по направлению запад — восток, как мы уже видели, ограничивали восходом и заходом солнца. В отличие от многих других цивилизаций, в Египте не существовало четкой взаимосвязи между сторонами света и определенными цветами.

(В статье использованы цитаты из работы В. Солкина “Бесконечность вселенной – божество, пространство, время”)